?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Русский + + +
черный кот дорогу перейдет
ashykhmin
+ + +

Он был почтальона в Амстердаме,
слушал аббу, сидел на траме,
по выходным - порно в кино.
Друзья его, пьяницы-радикалы,
говорили ему: "Мы все правтыкали,
по уши вляпалися в дерьмо.

В стране стагнация и мудацтва,
Либерализм, прадажнасьць, лявацтва.
Даже дивисься, что живой.
Евросоюзом управляют уроды,
они говорят: "Права и свободы",
но купи-тка нормальной траве />
Но еще есть страна на Востоке,
где помнят о нашем приходе,
где европейцам свободным - Эдем.
Давай туда, в жизнь с небытие,
организуем каналы сбыта
и культурный мост наведем!

Там радость уходит на каждый дом.
Церкви московского патриархата
снимают порчу и славят Джа.
Весь товар и любые грузы
контролируют там профсоюзы,
и о духоўнасьць поет душа!

Там пьют всей России от простуды с детства.
Там демон - женское подобие -
будет любить до самой гроба.
Счастье просто стоит на пороге!
Давай, чувак, привязи аўганку! "-
твердили ему они.

Он шагал на эту странную трассу.
Авиалинии Донбасса,
где на завтрак - только бухло,
предчувствуя перемену,
вылетел за пределы Шенгена,
бросив все, что у него было.

И вот он ступил на землю в Донецке,
из всех иностранных мог только по-гречески
(Он слышал, здесь по-гречески говорят все),
и попал в руки чудесной паре -
водитель на форд и сябрук на Кумар.
И зори зазьзяла во всей красе.

Водитель сказал: "Все нормально, зёма,
давай, пачувайся у нас, как дома,
мы все - друзья твои, видишь сам.
Попал в рай, то не будь бакланам:
едьма в Стаханав, там столько плану,
что хватит вам на весь Амстердам! "

Был перспективу в сутоньне закуты.
Стояла зима. Начинался февраль.
И месяц за ними гнался, как птица.
Тревожно светились тэрыконы,
на Украину шли циклоны,
и души танули в глубоких снегах.

На сорок пятом км них движения
машина попала в завіруху,
и мрак объял их мулам густым.
Водитель сказал: "Йохан, брацишка,
по ходу, выходит, всем нам крышка,
молись своим растаманским святым! "

Замерзла топлива и притих язык.
Смерть наступал со стороны Азова,
бес скорби в снегу их пос.
Дэзадарант, чтобы согреться, из горлышка
он пил, и хотел кому дозвониться,
и с телефона слышал в ответ:

"На данный время абонент недоступен.
Жизнь - вообще процесс коварный:
так, словно тонеш у самых буйков.
Смерть твоя - небольшая потеря,
просто меняется оператор -
и все меньше входящих звонков ".


+ + +

Смерть матроса речного флота
спрятана в прибрежной глине,
пока он делает свою работу,
пока мусоны стоят в долине.

Тихие барж, стремительные Шхуна,
что в океаны сносить водой,
трогают хребта басовый струны,
говорят: она не будет с тобою,

это женщина, с серебром в горле,
с сердцем из слоновой кости,
найстойваецца на собственном горы,
НЕ дачакавшы твоей нежности,

бросила все, что таила в целях,
дожди прячет глубоко в теле.
Слышишь, по волосах ее медных
рыбалавецкия плачут артели?

Поэтому плывет себе мимо пороги,
паузы мигатню электрических турбин,
как найдалей от своей тревоги,
как найдалей от этой страны.

На золотые огни малярии,
на усталый голос девы Марии,
на сутоньне одесский тумана,
теплых от муллу жирных лимана.

На плавники пурпуровыя скумбрыи,
На горькие волны морского экзамена,
на верную смерть, на холод по коже
от черной крови,
от технического спирта.

Тогда попросишь хоть немного ласки,
чтобы отступать не так глубоко,
чтобы не забыли тебе положить /> По серебряной монете
на каждый глаз.

А потом тьма ляжет на грудь
и звезды тебе перестанут снов.
А потом и сердце вынуждено будет
остановиться.


+ + +

Я всегда с уважением относился к профессионального спорта,
веря в тайный смысл этой небесной физры,
в магию гетрав и маек, тяжелых от соленая пота,
разбитых физиономии, что показывают по телевизору.

Дети рабочих, которые живут на спальных районах,
собираясь на пустырях за черными теплотрассы,
каждый вечер играют от обороны,
вытоптваючы траву китайскими Адидас.

Каждый из тех Мальцев хотел бы стать нормальным баксэрам
и подписать контракт на бои где-нибудь в штатах.
Завалов пару кубинцам, зробисься миллионером -
и гонорары прасажваеш, играя на автомата.

Зробисься чемпионом, чтобы эти все придурки
снимали себе на Мобил твое вознаграждение.
Ежемесячно отчисляем деньги для детских приютов,
никогда не забывая о социальном происхождении.

Побеждаем депрессию медицинскими препаратами.
Спишь с пакаёвками, организуем мордобой из репортеров.
Пляжи все барахло, приношение спекулянтами,
и заливаесься в кровати золотой мадэраю.

Бинтуеш запясьци. Без морфию НЕ засыпает Рокки.
Словно золото в реках, ищешь снотворного в венах. И, став под грушу, бьешь ее, бьешь до запамароки,
словно это она виновата в твоих проблемах.


Евтушенко

Вот так за всей этой беганинай
столько дурнотай приходится
делать, кто бы подумал.

Утром звонит знакомый,
говорит: брат, выручай,
срочно нужен материал.
Ну, и вместо того, чтобы возвращать
себе человеческий вид,
ты должен сейчас
спасать друзей от бытовых
проблем.

Что это? - Спросил он. Материал, -
говорю, - памяти Евтушенко.
А что - уже? - Спросил он.
Да, - говорю, - я вчера где-то
в кафе услышал. Или на вокзале,
если даганялися. Знаешь, там
есть круглосуточная?
В - Ответил он. - Эх,
блядь: а я только на днях его выступление
слушал по радио. Про интеллигенцию.
Или о демократии. Видимо, все-таки
о демократии, - подумав,
сказал я. Да, - согласился он, -
о демократии.

Знаешь, - сказал он, помолчав, -
я иногда думаю, что действительно демократия -
это большая кучка говна, вся-вся
демократия, пагадзіся.

Был поздний вечер, мы уже стояли
на вокзале, возле круглосуточной,
и я не знал, чем ему возразить.

Следующего утра он снова
позвонил. Ну, вот что, -
сказал он стурбавана, - тут такая
беда: он, оказывается, еще жив,
хорошо что я утром узнать, а то попали бы
мы с твоим материалом.
Ну, слава Богу, - говорю, - кто бы
мог подумать. Что "слава Богу"? -
раскрычався знакомый, - что "слава Богу"?
У нас дыра в полосе, пришлось
давать две кроссворды. А мы не газета
кроссвордов, понимаешь:
мы
НЕ газета
кроссвордов!

Хорошо, - говорю, когда он уже
успокоился, - то что: материал
забрать?
Материал? - Задумался он, -
нет - материал пусть остается у нас:
сколько еще там ему осталось,
а материал вышел
хороший, короткий,
а главное -
честный.


МИНЗДРАВ

Из окна больницы было видно яблони,
которые этим летом прогибались под тяжелыми
дождями, так что трава заблытвалася в самых
низких областях.

Утром двор был пуст,
Знаете, есть летом пару таких дней, они
не то, чтобы самые длинные, скорее - самые размыты.
Потом, конечно же, это все исчезает,
Потом вообще начинается осень.
Но в те дни, часов а седьмой, в светлой
небе было видно звезды,
которые темнеют и гасьли.

Женщины были похожи на чеченских снайпэрак -
как в чеченских снайпэ в них
были сколатыя анэстэтыками вены
и недобрые взгляды.
А мужчины были похожи на просветителей Кирилла и
Мефодия - как просветителя Кирилла и
Мефодий, они были в длинных халатах
и держали в руках истории болезни,
похожи на первых переведенных Евангелия.

Утром, когда они выходили в сад и
курили, звезды постепенно исчезали
и шамацела трава.

Благословенно имя Господне, - говорил
К - Благословенно руки Его,
из которых мы получаем хлеб наш ежедневный.
Сестра-сучара, - переводил Мефодий
кириллицей. - Снова зажылила морфий.
Рисовал надо писать, а то без Понте.
И снайпэрки схилялися им до ног,
амываючы ступу дождевой водой.

Есть невымовная стойкасьць в мужчинах,
которые выходят в подворья больниц,
всю жизнь работать на свою страну
и получить наконец от нее
холодный серый Халл /> Из твоих рук, Отечество, смерть хотя
и горькая, но желанная,
как хлеб на войне.

Иногда выходили сестры-плачки
и просили сильнейших из них
вынести очередной труп.
Тогда мужчины шли,
а женщины держали в пальцах
их сигареты,
которые темнеют,
темнеет
и постепенно
гасьли.

Перевел с украинского Андрей Хаданович. Русский + + +